ЛИОТ МФТИ

Интервью с руководителем лаборатории

Чем занимается ваша Лаборатория?

Это пул проектов, которые связаны с внедрением новых образовательных технологий с учетом российской действительности. Все началось с группы инициативных студентов, которые в 2007 году стали снимать на видео лекции, куда многие не могли попасть из-за плотной программы. Нужно было сохранять наследие — многие величайшие лекторы совсем не молоды. Потом подтянулись другие проекты, и сейчас всё оформилось в лабораторию. Лекторий МФТИ работает до сих пор: студенты готовятся с его помощью к экзаменам, а люди извне видят, что у нас происходит. Мы движемся в сторону формата OpenCourseWare, который придумали в MIT около десяти лет назад: сначала они боялись, что студенты перестанут ходить на пары, меньше людей будет к ним поступать, но все оказалось наоборот. Теперь в месяц у них 2 миллиарда посетителей со всего мира. Недавно они, наконец, выложили все две тысячи с лишним курсов — помимо видео, там есть программа, конспекты и экзаменационные задания. Мы тоже оцифровываем конспекты, собираем дополнительные материалы, в ближайшее время будут выложены 6 семестров классической программы по физике. Правда, в структурировании материала мы пошли дальше: значительная часть лекций разбита на логические фрагменты — можно ввести «теорема Гаусса» и сразу найти нужное место.

Система тэгов?

Да, поиск по видео. У нас есть возможность установить связи между разными блоками. Когда человек видит, скажем, что теорема Лиувилля используется в курсе по математике, физике и биологии, появляется лишний повод ее выучить. Следующий шаг — приближение видео к Википедии, где все кубики связаны друг с другом викифицированной разметкой, а набор видео превращается в структурированное знание.

Сейчас это доступно только для студентов?

Лекторий открыт для всех еще с января, но анонсировать его по-серьезному мы собираемся только в ближайшее время. Там порядка 300 лекций, это примерно 30 курсов. Мы подключаем сети раздачи контента CDN, чтобы лекции можно было смотреть с хорошей скоростью доступа вне Физтеха.

То есть, вы такой русский MOOC, который давно существует, но никто про него пока не знает?

В общем, правильно, но это не MOOC, хотя у нас есть такие планы. На данном этапе мы просто выкладываем материалы — без какого-либо контроля над тем, как студент по ним продвигается. Если вернуться к теме MOOC, я бы выделил два клана. С одной стороны, есть EdX как академическая платформа, полузакрытый пул для Гарварда и топовых вузов. С другой — Coursera и Udacity, платформы для более широкой аудитории, где можно найти сообщество по интересам. С Coursera мы уже стали партнерами, но по формату ближе к EdX, сейчас ведем переговоры с ними. Хотелось бы попасть в iTunesU, но русские вузы пока там невозможно регистрировать.

Да, в России он официально не работает.

Поэтому мы приняли стратегическое решение — если нас не пускают на iTunes, то мы сделаем свой iTunes для себя и партнеров.

Есть надежда, что российские вузы объединятся или вы хотите сначала сделать, а потом всех приглашать?

Первичная задача — сделать мобильное приложение, из которого можно скачивать видео и смотреть курсы где угодно. Мы давно это собирались сделать, а сейчас появились ресурсы. Естественно, есть ряд потенциальных партнеров, но пока мы доделываем свою работу. А так нам уже даже Анна Чапман предлагала делать русскую MOOC-платформу, собирать деньги, подписывать меморандум. Она не первая, она не последняя. Наша позиция такая: мы готовим конкретные работающие инструменты, а потом уже приглашаем к сотрудничеству. У нас большие издержки на то, чтобы снять всё в высоком разрешении, сделать монтаж, получить результат, за который мы уверены.

Нам уже даже Анна Чапман предлагала делать русскую MOOC-платформу.

Большинство университетов пока в раздумьях о том, нужны ли им MOOC, если и так все хорошо. Почему МФТИ в это ввязались?

Я сам верю в открытое образование, оно помогло мне уехать из маленького шахтерского городка, поступить на Физтех, все это время учась в разных заочных школах. Ко 2-ому курсу, под влиянием лекций MIT, я решил, что можно попробовать. У нас было настолько круто, что сразу захотелось сохранить это для тех, кто будет после нас. Начинали сами, находили выпускников, готовых финансировать курсы любимых преподавателей. Вот с двух человек, которые в 2007 году решили потратить $7000 за курс, которые сказали «верю», все и началось. Без помощи сообщества ничего не получилось бы.

Тарас Пустовой Тарас Пустовой

И благодаря своей инициативе вы получили лабораторию, чтобы заниматься тем, чем хотели.

С третьего раза получилось ее создать. Естественно, сам бы я не справился. Чтобы набрать команду для видеостудии в далеком 2007, пришлось создать мини-спецкурс по видеосъемке, через который прошло 30 человек. Потом это эволюционировало, иногда поддержка приходила от людей, не связанных с Физтехом. На их средства мы сняли порядка тысячи часов лекций, которые несколько лет лежали в коробках и ждали своего часа. Путь был совершенно нелинейный. Очень помогал мой научный руководитель Владимир Алексеевич Петрухин. А ближе к 2012 году руководство поняло, что проект нужно поддерживать серьезно, и мы начали выкладывать наработки. Вообще большая часть проектов у нас делается по личной инициативе студентов и преподавателей. Вуз очень маленький, довольно просто зайти в ректорат и озвучить предложение: если тебе чего-то хочется, иди и делай.

MIT позиционирует свой проект как большой эксперимент, который позволит трансформировать офлайновое обучение. А МФТИ?

Если внимательно читать отчеты MIT, можно узнать, что после публикации курсов количество абитуриентов увеличилось, что, в конечном счете, позволило больше зарабатывать. MOOC — это способ привлечь сотни тысяч студентов и возможность доработать обычные курсы, вернув их в учебный процесс уже улучшенными. У наших студентов меняются образовательные паттерны. Если у человека есть эталонный курс для подготовки к экзамену, он может по-другому строить свой процесс обучения. Это возвращает нас к первоначальной модели Физтеха, когда акцент делается на прямой контакт студентов с выдающимися преподавателями и семинарские занятия. Материал, который можно автоматически усвоить, они проходят самостоятельно, а на лекциях обучаются непосредственно, получают обратную связь, общаются. Это близко к концепции Flipped Classrom, с той лишь разницей, что мы к ней эволюционно пришли еще много лет назад.

Если у человека есть онлайн-курс для подготовки к экзамену, он может по-другому строить свое обучение.

Готовы перейти полностью на педагогику перевернутого класса?

На наших семинарах так сейчас и происходит. Мы стараемся не делать резких движений. Предлагаем студентам те инструменты, которые, как минимум, не ухудшат их опыт обучения, а в идеале дадут новые возможности. Возможно, это то будущее, к которому все движется. Я думаю, рано или поздно, в образование придет концепция Course as a Service (по аналогии Software as a Service), когда ведущие университеты будут закупать часть курсов у других вузов. Подумайте сами, зачем держать целую кафедру специалистов, если хватит пяти семинаристов, а лекционную часть можно купить в электронном варианте. Экономически это выгодно. С этической стороны выглядит не так хорошо, но, думаю, рынок расставит все по своим местам. Впрочем, 10-15% топ-вузов даже в такой ситуации будут бороться за право вести предметы самостоятельно, привлекая лучших специалистов.

Все это мы держим в уме, а сейчас делать стараемся то, что поможет нашим студентам и соотечественникам. Для нас запуск русскоязычных курсов на Coursera — не столько способ попиариться и заработать, сколько дань русскоязычной диаспоре по всему миру. Мы хотим активизировать наших выпускников за границей, чтобы у них возникло желание помочь. Еще это демонстрация потенциального будущего для наших абитуриентов. Не могу сказать, что есть хорошие онлайн-курсы по физике на русском языке, которые можно посоветовать.

Ни по какому предмету нет.

Вот поэтому хочется не переводить курс показным образом на английский язык, а делать хорошо по-русски, хотя бы вспоминая наших соотечественников за границей. Впрочем, курсы на иностранных языках — наш следующий шаг.

Что представляет собой курс как услуга? Вы планируете продавать лицензию на свои курсы или, наоборот, закупать?

Мы хотим поучаствовать в формировании будущей экосистемы образования и хорошо видим, чего в ней еще нет. Нужны стандарты верифицируемого электронного портфолио, которому бы все доверяли без дополнительных бумажек. Смотря на европейский опыт, мы собираемся разработать хотя бы черновые работающие модели. Вообще продаваться должен не просто курс, но еще и инструменты по подготовке и аттестации семинаристов, которые эти курсы ведут, требуется инфраструктура, связанная с доступом.

А есть с кем над этим работать?

В России мы ищем партнеров по этому направлению. Официальных договорённостeй на уровне создания консорциумов пока еще нет, но мы распределим обязанности, как только появится черновик. Возможно, получится разработать не просто стандарты, а открытые инструменты, чтобы начать выстраивать распределенное единое образовательное пространство (это, кстати, тема моей диссертации). Этот формат уже прижился в Америке и Европе. Ряд готовых стандартов есть у консорциума IMS Global; в MIT был проект Open Knowledge Initiative — они создавали стандарты взаимодействия различных образовательных систем. В 2011 году на форуме Open Innovation я случайно познакомился с автором этой концепции, Виджаем Кумаром — он руководит в MIT лабораторией, похожей на нашу. К условиям суровой российской действительности это довольно сложно адаптировать. Последние лет десять на создание этого единого пространства выделяются гранты. По факту заканчивается тем, что исполнитель садится в свое пространство и говорит: «Я тут главный. Давайте все ко мне в систему». А остальные говорят: «Не, мы к тебе не пойдем».

Мы предлагаем принципиально другое решение, навеянное идеями конфедеративной авторизации — когда студенты одного вуза могут приходить на ресурсы другого вуза, авторизовываясь через свой вуз. Это не монолитная система, а сеть равноправных партнеров (некой аналогией являются Jabber-серверы). Каждый институт является феодальным государством, которое полностью контролирует своих пользователей, но, тем не менее, они взаимодействуют, обмениваются информацией, портфолио. Параллельно мы ведем пилотные проекты по построению образовательных кластеров с нашими партнерами, которые хотят не просто создать еще одну социальную сеть в вакууме, а взаимодействовать, вырабатывать дополнительные ценности на стыке.

Каждый год на это выдаются гранты, но каждый раз кто-то садится в свое пространство и говорит: «Я тут главный».

Это все уже есть?

Да, сейчас запущены два пилотных проекта. Один из них сделан нами совместно с коллегами из ФСК ЕЭС, это площадка по умной энергетике, где идет формирование сообщества, которое должно помочь построить SuperSmartGrid. Это, грубо говоря, интернет, только вместо серверов в нем — электростанции, подстанции и потребители. Он позволяет энергетике жить не за счет дергания ручек настройки, а самой масштабироваться и адаптироваться к негативным факторам. Задача площадки — найти и обучить людей, которые смогут это построить. Второй проект связан с московской программой подготовки предпринимателей в области высоких технологий. Там будет идти работа с топ-вузами: хотим создать сообщество, которое будет учить внутри, а вовне отдавать информацию об участниках, предлагать возможность связи с ними. Пока просто придумали концепцию, запустили, проверяем на жизнеспособность.

А в самом физтехе есть такие системы?

Пока это банальные LMS, которыми мы пользуемся на ряде кафедр. Сейчас мы играемся с модулями, которые позволили бы собирать неоднородные вещи в одно целое, разворачиваем открытый полигон, на базе которого будет отрабатываться та самая интеграция образовательных систем. Мы хотим снять с их разработчиков рутинные проблемы (где взять корректные данные, контент, описание образовательных бизнес-процессов) и дать им возможность сосредоточиться на основном функционале.

На Физтехе постоянно что-то в разных местах зарождается, за этим совершенно невозможно уследить и, наверное, это хорошо. Задача лаборатории — делать цемент, который бы все это объединил, никого не обижая и представляя в удобном для студентов виде. Нужно не учебный процесс перестраивать под какую-то LMS, а создавать подстраивающиеся системы. Еще мы стараемся выявлять команды, которые занимаются образовательными проектами. Может оказаться, что сосед, который сидит в соседней комнате, пилит какое-то образовательное приложение, и ты об этом не знаешь. Но искать их надо не с целью раздать первые места или много денег, а просто чтобы познакомить друг с другом, дать обменяться знаниями и идеями.

Источник

Рейтинг 0

Комментарии

Комментариев пока нет.

Добавление комментария